Рестлесс: упадок в логове Грифона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рестлесс: упадок в логове Грифона » Флэш-бэк » Знакомство


Знакомство

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: лет за десять до отыгрываемых в основной игре событий, лето
Место: сельская местность недалеко от столицы
Ситуация: первое знакомство старого дворянина с новым
Участники: Морган Парагон Лодвайн и Аскольд Боруэн

- И чего только старый барин выдумал, никак не могу взять в толк, - привычно ворчал старый слуга, выводя Ремми, лучшую охотничью собаку «старого барина», из псарни и передавая поводок Аскольду. – Ремми энто ж не мамзель какая-нить, чтоб с ней гулять, а?
- Я думаю, что нам с тобой лучше послушать отца, - отозвался Аскольд. В глубине души он был совершенно согласен с мнением слуги и вовсе не испытывал никакого желания лично выгуливать этого вздорного пса. Однако Боруэн старший во всем, что не касалось сферы торговли, был личностью не слишком трезвомыслящей и увлекающейся. Прочитав трактат о содержании охотничьих собак, он свято уверовал в то, что хорошему псу недостаточно для поддержании формы просто регулярно принимать участие в охоте, ему необходимы еще и длительные ежедневные прогулки, причем сугубо индивидуальные. Доверить гордость своей псарни слугам он не мог, а потому эта честь была оказана Аскольду. Избежать этого не было никакой возможности: молодой работник казначейства и так не ходил в любимчиках у отца, а уж отказаться от подобной привелегии... Неслыханно! А потому Боруэн младший каждое утро покорно брал в руки поводок Ремми и отправлялся с ним к пруду, что находился довольно далеко от летней резиденции семейства.
В тот день все шло как обычно. Аскольд вволю наплавался в освежающе-прохладной воде т понежился на солнце. Так как уже начинало припекать, то он одел только брюки, а рубашку закинул себе не плечо. Едва выйдя на дорогу, он заметил вдалеке нескольких путников. «Должно быть, охотники», - решил он и оказался совершенно прав. Когда всадники приблизились, он разглядел несколько огенно-красных лисьих хвостов – знатная добыча. Рядом с лошадьми бежала, нетерпеливо подвывая, голодная собачья свора. И тут Аскольд совершил непозволительную ошибку: увлекшись рассматриванием чужаков, он ослабил хватку и захлебывающийся яростным лаем Ремми помчался навстречу всадникам. Пес, обладая на редкость дурным характером, считал, что в здешних краях он единственный, кто имеет право на охоту. Прочие наглецы, осмелившиеся перейти его границы, немедленно подвергались нападению, что произошло и на сей раз. У Аскольда душа ушла в пятки: он живо представил себе, как один из рыцарей опускает на спину чужой разъяренной собаки свой меч – и никто не оспаривает его правоту. «Отец никогда не простит», - мелькнуло в голове. Впрочем, раздумывал он недолго и стремглав бросился в след за Ремми. Настигнуть его удалось лишь в тот момент, когда он уже подлетал к охотникам.
- Ремми, назад! Ко мне, скотина ты эдакая! – почти в отчаянии крикнул Аскольд, с трудом дотянувшись до ошейника собаки. Чтобы удержать на месте непокорного пса, ему пришлось почти повиснуть на нем.

2

Охота... Морган никогда не любил охотиться, но всегда сопровождал доверенных ему людей, а сейчас это был король, его наследник и десяток рыцарей-любимчиков монарха, на всевозможные увеселительные мероприятия. Ходили даже слухи, ошибочные, что граф это голем, что граф не умеет веселиться и никогда не пьет и не есть. Бред, разумеется. Здесь вопрос не в желании, а в субординации. Это люди не его круга и потому Лодвай высится за их спинами немой, угрожающей громадой, невозмутимый и хмурый. А в животе гудит, урчит...
Итак, Морган возвращал своих подопечных во дворец. Путь был не близкий, увлекшись охотой королевич забрался ну в очень отдаленные места от столицы. Настроение было ниже среднего, но капитан даже выдавливал скомную улыбку на утки дам и на пикантные остроты мужчин. ЭТо было время ,когда Парагон только заступил на свой ответственный пост и еще не знал, как себя держать. Это потом он стенет позволять себе язвить, злить и пренебрегать всеми этими франтами, зная о свокй безнаказанности... Но не теперь. Теперь он еще молод и пуглив.
Лай, отчаянный, злой, предостерегающий. К ним подлетел пес, на ошейнике которого повис юноша, видимо псарь, которому доверили прогулся с животиной. С губ собаки падала пена, глаза наиллись кровью, она буквально захлебывалась от истеричного лая. Кавалеры смеялись, дамы шумно и картинно падали в обморок. А вот король начал морщиться, что было первым признаком раздражения... Тогда, отеснив всех лошадью, на первый план и выехал капитан королевской гвардии. Над головой пса свистнула трехвостая плеточка, щелкнула, предупреждая об опасости.
- Убери собаку, слуга! - рывскнул, выплевывая каждое слово резко и отрывисто, Морган.

3

«Ишь ты, какие недотроги, - подумал Аскольд, разозлившись на реакцию достопочтенной публики. – Вот парочку лисиц затравить собственноручно – это ничего, это подвиг, а выслушать лай чужой собаки – это оскорбление, ой-ой-ой!»   В те времена он еще не еще не в полной мере овладел тонким искусством дворцовых коридоров и кабинетов – умением не обращать внимания на то, что задевало его лично. А лично его задевало наигранно-высокомерное отношение знати ко всем окружающим: чем они уж настолько лучше всех прочих? Тем, что родились не в избе и не в особняке, а в замке, пусть ветхом и сыром? Что годами могли проматывать состояние прадедов, а оно – вот незадача! – все не хотело кончаться? Что никогда не старались достичь чего-либо своими силами? Одним словом, тогда перспективный сотрудник казначейства был еще помоложе, погорячее и поглупее. Например, сейчас, отвлекшись на свою неожиданно нахлынувшую злобу, он чуть ослабил хватку. По случайности этот момент совпал со свистом  плетки, которой махнул какой-то дворянин из свиты. Так как любое наказание, даже символическое, Ремми покорно принимал только от хозяев, то подобное действие чужака расценил как самое настоящее нападение, и если до этого он был в ярости, то тут просто впал в настоящее бешенство. Пытаясь встать между собакой и всадником, Аскольд ощутил, что следующий удар плети – уже настоящий – пришелся на его спину. Сказать, что у рыцаря была тяжелая рука, значит ничего не сказать; Боруэну показалось, что его кожу обожгла молния. Он отпрянул со сдавленным криком. То ли от неожиданности, то ли испугавшись по-настоящему Ремми затих и образцово-показательно прильнул к ноге хозяина. Аскольд вскинул глаза на обидчика и только тут заметил королевский герб на одежде свиты. К счастью, рафинированной публике зрелище уже успело наскучить и они неторопливо потянулись дальше, оставляя его на милость стражника с плетью. «Единый, я начинаю верить, что ты есть,   - не без облегчения подумал Боруэн. – Разумеется, в такой одежде – да что там, без одежды – меня никто не узнал; занимая довольно низкую должность, можно не опасаться, что каждый из этих напыщенных ослов помнит мое распрекрасное лицо. А государю вообще не придет в голову рассматривать участников таких происшествий, и это только кстати: иначе никогда не отмылся бы...»   Впрочем, теперь начиналась другая игра, игра с одним противником. Его имя само всплыло в памяти: дворцовый мир теснее всех остальных. Но больше никакими знаниями об этой персоне Аскольд не обладал, значит, на этом везение кончилось и теперь ему придется играть вслепую.
- Простите, господин граф, - твердо произнес молодой человек, ощущая, как по спине медленно стекают маленькие капельки крови. – Пес совсем отбился от рук, но его накажут, не сомневайтесь. Только я – не слуга. Мое имя – Аскольд Боруэн, я сотрудник казначейства.          
Не имей Морган отношения к королю, Боруэн спокойно сыграл бы роль низшего сословия, одновременно сохраняя свою честь незапятнанной и не разжигая конфликтов с дворянством. Но сейчас он осознавал, что ему необходимо отстоять свое достоинство, иначе жизнь и работа в казначействе превратиться в невыносимо тяжелое испытание. При следующей же случайной встрече в коридоре замка Морган вспомнит об этой истории, а что знают двое, то знает курица. И на ближайшие тридцать лет его прозвищем станет: «Ах-это-тот-самый-молодой-дворянчик-которого-старые-дворяне-могут-публично-и-безнаказанно-выпороть». А этого допустить никак, никак нельзя.

4

- Казначейства? - это слово Морган выплюнул, как оскорбление. Все были тогда молоды, все во многом ошибались. и граф Лодвайн в те далекие годы считал, что мужское дело - это война, меч и седло. А никак не бумажки, пыльные комнаты, звон монет. Торгашество, недостойное рыцаря, дворянина... Судя по простому и не очень благозвучному имени, парнишка был из мещан. Мужчина скривился. - Капитан королевской гвардии, граф Лодвай, к вашим услугам.
Уже тогда флегматичный воин предпочитал спокойных лошадей. Но сейчас его жеребчик, Фролл, взволнованный лаем, шумом и запахом крови, нервно дергал ушами и переминался. Его еще учить и учить, а то, гляди-ка, сейчас еще пританцовывать будет.
- Придержите собаку, иначе я сочту ее бешеной и избавлю мир от носителя болезни, - высокомерно бросил всандик. Плетка в его руке так и плясала, кожанный кончик нервно рисовал в воздухе невидимые картины. Молва о Моргане ходила разная, но многие не любили холодного мужчину, сухого и немногословного. И жестокого. Коротким жестом он пригладил бородку, рассматривая потенциальную жертву свою. Пес был хорош: поджарый, тонколапый, длинномордый. В его экстерьере чувствовалась порода! Жалко будет такого ломать хребет...
- Почему вы натравили собаку на королевский кортеж?

5

"Потому что мой папаша прочел не ту книгу, - тоскливо подумал молодой дворянчик. - Да только тебе этого не понять, ты вообще, видно, не из смышленых. Натравить собаку на королевский кортеж, то же мне диверсия... Еще орден потребуй на грудь за своевременное бичевание государственного преступника, кретин". Однако несмотря на свою обиду, Аскольд не спешил идти на открытый конфликт с Морганом - он вообще не любил конфликтов, особенно таких, где его не ждал гарантированный успех. Разумеется, графа необходимо прищучить, но изящно, чтобы не к чему было придраться.
- Не бойтесь, - с заученной любезной интонацией произнес Боруэн, осознавая, что намек на испытываемый собеседником страх - одно из самых тяжелых оскорблений, какие только выпадают на долю рыцаря, -Ремми уже успокоился.
При этом он нисколько не погрешил против истины: собака смирно жалась к ноге хозяина, чуть поджав хвост и время от времени вскидывая точеную голову наверх, чтобы одарить сотрудника казначейства преданно-виноватым взглядом. "Заступничества ищешь, скотина," - решил Аскольд, уже произнося следующую часть своей речи в той же непринужденной манере светского разговора:
- Он несдержан, что ваш конь, господин граф. Охотничий пес, знаете ли: кровь горячая, все рвется в бой. Увидел ваши знатные трофеи и голову потерял. Но уж очень хорош в деле, за то и держим. В прошлом сезоне, например, добыл для короля несколько великолепных оленей. Его Величество остался очень доволен.
Собственно говоря, он умудрился вместить в эти несколько слов как комплимент охотнику, так и некоторые правдивые подробности: слава Ремми выходила далеко за пределы мещанского слоя и монарх действительно однажды попросил одолжить ему собаку. Отца тогда распирало от гордости... Теперь Моргану будет сложно продолжать нападки на собаку, удостоившейся почти той же чести, что и сам граф.

6

Морган уже успокаивался. Эта внезапная вспышка гнева проходила, оставляя только спесь аристократа ,столкнувшегося с почти ппростолюдином. Не зря капитан гордился своей памятью, ой не зря... И лицо 2халопа" вспомнил к этому времени. Боруэн, младшая шавка из казначейства. Всю, всю их гнилую породу честный вояка презирал. Юлят, вертятся ,как уж на сковородке. Все деньги чужие считают! Уж очень хорошо знает Морган, что такое выбивать деньги на новые мундиры, экипировку, штандарты... А эта эпопея с ремонтом замковой стены?! Нет, решительно, это наибесполезнейший сорт людишек...
- Я рад, что ваш пес был удостоен чести равной моей. Хоть пес, - Морган позволил себе эту колкость. Он вообще в последнее время себе многое позволял. - Итак, если животное я не в праве наказать,  то кара падет на владельцев. Впреть будете лучше следить за своей живностью.
В этот момент кобылка под гвардейцем ,обычно смирная, тряхнула головой и воинственно раздула ноздри, тихо пофыркивая. Это подъелах один из подчиненных капитана - поинтересоваться все ли в порядке. Легким движением руки Морган дал понять, что справится.

7

*ОФФ: Прошу прощения, перепутала аккаунты. Естественно, это все от лица Аскольда.*

"Тьфу ты, накаркал, - мысленно обругал себя Аскольд, - он и правда решил тебя наказать, судия, тоже мне". В арсенале Боруэна оставалось не так много уловок. Самую действенную из них, а именно "Если ты не отстанешь, я пожалуюсь принцу-у-у-у", он считал в то же время и самой унизительной, поэтому почти не прибегал к ней. "Попробуй-ка зайти с другой стороны".
- Ну что же, Ваше сиятельство, - произнес молодой дворянчик с той трогательной улыбкой, которая мгновенно скрашивала недостатки его, в общем-то, непривлекательного лица и которую в нем особенно ценили представительницы женского пола, - если вы считаете, что я недостаточно наказан...
С этими словами он показал графу правое плечо - все в красноречивых кровавых потеках и продолжил:
-... и ваш кодекс чести требует большего, то я в вашей власти.
"Может быть, Морган не такая большая сволочь, как хочет показаться. Должно же в нем остаться хоть что-то истинно рыцарское, вроде милосердия к проигравшим".

Отредактировано Лукреция Мириам Итрэ (2009-10-03 10:54:08)

8

- Ты наказ уже своим рождением, - надменно бросил дворянин с высоты роста своей лошади. Его гордый взгляд скользнул по собаке, по ее владельцу, потом снова на собаку. - Рад, что вы владеете столь именитым псом. А не завидно?
В тонких намеках солдафон был не силен, а потому откровенно забавлялся, разговаривая с этим дворянчиком. На самом деле, Моргану было абсолютно плевать, купил ты титул или родился с ним, что почетнее еще поспорить можно. Просто капитан знал свою биографию, уверен, что лучший в своем деле и, если потребуется, может еще раз заслужить делом титул графа.
На этих словах, мужчина был готов повернуть лошадь и броситься догонять эскорт, как что-то припомнив, обернулся:
- Я считаю, что вы вообще не наказаны. Можете решить, что раз у вашего папаши есть деньги ,то можете впреть поступать так же неосмотрительно. А потому я налагаю на вас штраф в размере 5 динариев, а так же две недели службы в городской Страже. Чтоб неповадно было... и кони не забывались.

9

- Что-то мне подсказывает, что такой мерой вы наказываете не меня, а городскую Стражу, - совсем уж развеселился Боруэн, как с ним частенько бывало в тех случаях, когда партия была проиграна им особенно бездарно. Нападки по поводу его происхождения не обижали его уже давным-давно; ложное понимание собственного достоинства было выбито из него еще во времена обучения в казармах. "А в этом случае еще и победитель вызывает скорее некоторое сочувствие, - к такому выводу пришел он. - Меня - в Стражу! Это не иначе как диверсия, господин граф!" И он объяснил совершенно откровенно:
- Видите ли, я при всем желании совершенно не пригоден к несению службы. В детстве я проходил соответствующее обучение, однако был бесславно выгнан за отсутствие всяческих талантов в этой области. Честное слово, ваши люди не смогут терпеть мое присутствие дольше двух дней... однако если вы считаете это справедливым...


Вы здесь » Рестлесс: упадок в логове Грифона » Флэш-бэк » Знакомство


Раскрути свой форум! » | Техподдержка © MyBB.su |