Рестлесс: упадок в логове Грифона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рестлесс: упадок в логове Грифона » Нарг » Кладбище


Кладбище

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Большое городское кладбище. Оно расположено за городской стеной, чуть к югу от самого Нарга, и делиться на две части: старое, для знатных граждан и аристократии и новое, для бедноты и мещан.
Старое кладбище обнесено каменной оградой. Погребальные столбы там редкое явление, все больше родовые склепы, да и те - мраморные, гринитные, очень редко - каменные.
Новое кладбище появилось стихийно. Бедняки, мещане и окрестные крестьяне не могли уплатить налог за захоронение усопшего на официальном кладбище и просто хоронили за оградой. Со временем таких вот могил становилось все больше и больше. Погребальные столбы там сплошь деревянные, с резбой и орнаментом. Многие могилы разорены разбойниками, мародерами и нежитью.

2

Откуда - Улицы, переулки Комодара.

Девушка неспеша шла, попинывая какой-то "левый" камушек. Ворона сидела на плече нахохлившись и недовольно щелкая клювом. Ей тут не нравилось. Враки это всё, что вороны птицы ведьм - Ли боялась мрачных, заунывных мест и облетала их стороной. Но хозяйке нужно было есть, да и Ли любила хлебушек - теплый, мягкий, свежий... И безумно дорогой...
- Вот и пришли... Слетай, посмотри.
Ли послушно взмыла в воздух, задев жестким крылом лицо Лисы. та чуть улыбнулась и села на каменный обломок какого-то "обелиска". Вытянув ноги, Акира вздохнула. Кладбище было пустым и заброшенным.

3

Кладбище казалось пустым и заброшенным. Что, спрашивается, он тут забыл? Видимо после ночных приключений с трупами, восставшими из мёртвых, вампиру очень хотелось посмотреть на настоящих, разлагающихся трупов, которые не встают, не кричат и никого не убивают. Азазель шёл быстро, будто бы боясь опоздать куда-то. В это время к кладбищу обычно никто не подходят. Все трусы! Все до единого. Ох уж эти религиозные дураки! Блондина одолевали странные мысли. Кажется, он вновь проголодался. После кладбища ему, верно, нужно было навестить кого-нибудь из своих больных и взять крови. Грустно, конечно же, жить вот так вот. Собирать кровь больных и здоровых, будто бы просишь милостыню. Подайте на пропитание голодающему вампиру. Бред, какой то. Действительно в мыслях был каламбур, и хотелось их как-то усмирить. Хотелось почувствовать себя сытым, настоящим. В городе Нагре Азазель не убивал никого, ведь это был его родной город. Здесь он прожил уже десять лет. Горожане ещё ничего не заподозрили. Они не заметили даже того, что за столько лет их городской лекарь не постарел ни капли. Что ж главное для них, наверное то, что бы их лечили. А кто это делает, им было всё равно.
Вампир, наконец, добрался до кладбища и втянул воздух ноздрями, смакуя запах мертвечины и гниющей под гробами плоти. Ах, как было приятно думать, что то, что лежит в земле уже никогда не встанет. Иногда Аза терзали мысли о своей вечности, он даже завидовал умершим. Внезапно мужчина остановился. Он почувствовал ещё и другой запах, который витал на кладбище. Человеческий. Впрочем, это было нормально. Люди, живущие здесь, чтили мёртвых. Возможно, молодая особа приходила сюда навестить могилу своего отца или матери.
И всё таки вампир ошибался, через несколько десятков шагов, вдалеке, он увидел небольшую фигурку. Явно женскую. Сначала удивившись, блондин стал подходить к ней. Удивление сменилось интересом и переросло в очень приятную догадку. Бесшумно возникнув у девушки за спиной вампир мягким, завораживающим баритоном тихо поинтересовался.
-Здравствуйте, вы простите меня за бестактность… Но что такая очаровательная особа делает в таком месте. У вас тут... есть кто-то? На кладбище?
Если девушка была не местной (а она не была) и если здесь её никто не ждёт, то её исчезновения никто и не заметит.

4

Легкий, быстрый разворот, руки метнулись к поясу, где были скрыты два ножа. Синие глаза испуганно, но всё же цепко и даже привычно оглядели незнакомца. Он был красив... Но эта красота была холодной, отталкивающей. Так смотрят на вазу, хрупкую, прекрасную... Боятся притронутся и получить по башне сковородкой от разгневанной хозяйки. Есть ведь и другая красота - красота жизни, щенка, котенка... Теплое слово - "симпотично". Да, руки сами тянутся, сами гладят и ласкают, наслаждаются. Впрочем, мы отвлеклись.
Акирона чуть подалась назад, с нескрываемым изумлением уставившись на незнакомого ей молодого человека. Ворона Ли, заподозрив неладное, ибо чувства интуиции и всего прочего у детищ Матери-Природы были обострены намного лучше, чем у людей, вернулась к своей кормилице.
- Кто таков?
Каркнула птица, сев на ветку дерева, которое, в свою очередь, находилось чуть в стороне. Крылья были приподняты, но совсем немного, чтобы вовремя распахнуться и подбросить Ли в воздух. А хозяйка пернатой уже очнулась и решила ответить на вопрос.
- И вам здравия...
"хотя, судя по Вашему цветущему виду, Вы в нём не нуждаетесь..."
- Есть. Клиенты, скажем так.
Быстрая, легкая улыбка, которую можно принять за усмешку. Но взгляд синих глаз настороженный, колючий и какой-то острый. Акирона быстро встала с обломка и чуть отступила, чтобы её "скамейка" оказалась между ней самой и незнакомцем, который так неожиданно испортил ей отдых.

5

-Гм, клиенты?
Юное создание явно не жаловало вампира доверием. Опасливо посматривая на мужчину, девушка как ошпаренная вскочила с так называемой скамейки. А тут ещё и странное недоразумение, в виде вороны. Или это был ворон? В том или ином случае блондину было всё равно. Он лишь немного настороженно проводил птицу краешком глаза и с небольшой досадой для себя отметил, что если очаровательная птичка умеет разговаривать то… То если исчезнет хозяйка, должна исчезнуть и птица. Избавится от птички нужно было в первую очередь. Пернатых поймать гораздо сложнее, чем людей.
  Молодая особа выглядела очень аппетитно. Прекрасные рыжие волосы. Такая ужасная редкость в наше время. Цвет её волос, напоминали мужчине осень. Что то такое родное и приятное. Сердце, холодное сердце вампира приняло в себя образ девушки. Впитало безвозвратно её столь человеческий, дразнящий запах. Взгляд этих особенных будто бы синих глаз. Осторожность присустсвующая во взгляде приводила Аза в восторг. Люди это совершенные существа. Пусть жизнь их не вечна и они не обладают большой силой. Но быть человеком, значит быть. А быть вампиром, значит существовать. Блондину иногда нравилось играть со своими жертвами, хотя он не был глух к страданиям плоти. Физическая смерть, правда, для него не имела никакого значения по сравнению со смертью души. И для того что бы немного поддразнить свои нервы, Аз душил жертву морально или через мучения плоти. Сейчас был такой подходящий момент. Девушка, кладбище и никого за многие километры перекопанной земли.
-Я знаю, как глупо будут звучать эти слова сейчас, но всё же я представлюсь вам. Меня зовут Франц. А вас?
Вампир доброжелательно улыбнулся, довольно магической и очень соблазнительной улыбкой. Не спеша, подключая в свои движения, взгляды и слова гипноз.
-Видите ли. Вам не нужно меня бояться. Я абсолютно безоружен, - в достоверность своих слов мужчина поднял руки. На нём всего то была свободная рубашка и брюки.

6

Акирона попыталась было расслабится, но что-то не давало. Интуиция звенела словно спятивший будильник. Облизнув внезапно пересохшие губы и откинув с лица огненно-рыжую прядь прям-таки небрежным жестом, девушка выдохнула. Всё это было ловким, изящным, прекрасным... Но всё -  глупая ложь, ложь из-за того, что синие глаза видели человека, красивого, но чрезвычайно пугающего и слепящего этой красотой. Что-то тянуло, а что-то тащило прочь, подтверждая теорию друзей Лисы о её противоречии.
- Угу, клиенты.
Небольшая пауза, заминка. Незнакомец рассматривал Лису, а Лиса рассматривала незнакомца. Глупо и банально, хоть плачь.
- Зовите Лисой.
кратко бросила девушка, чуть кивая, якобы выражая уважение. Слова "очень приятно" и не подумали слететь с языка - момент был слишком... Натянутый, что ли. Ли, сидящая на дереве, недовольно каркнула, негодуя, что её вопрос проигнорировали.
- Только дураки не боятся...
С милой усмешкой проговорила Акирона, поведя плечом и не приближаясь к странному блондину ни на шаг. Сердце билось, словно сжатое тисками, ледяными пальцами тревоги. По нервам пробежал холодок при взгляде на молодого человека. И сразу же Акирона почувствовала странное опустошение. Нельзя стоять так далеко от Него... Но карк Ли вернул сознание к действительности. Мотнув головой, Акира сжала рукоять ножа, сосредотачиваясь на напряжении собственных мышц и нервов, а не на облике Франца.

7

Аз покачал головой и вздохнул. Нервы нужно было беречь с молодости. Что же она как листок на ветру дрожит? Вампир уже не в первый раз встречает людей с повышенной интуицией. Девушка буквально чувствовала его ауру и панически боялась того, чего сама объяснить никак не могла. Что поделать? Это были люди. Они частенько слишком серьёзно относятся ко всему. Боятся уколоться булавкой, боятся ходить зимой босиком, трусят жить, ибо боятся умереть. Они не зря берегут свои дорогие шкурки. Ведь жизнь их коротка и подвержена стольким опасностям! Азазель понимающе посмотрел на Лису, так она просила себя называть. Что ж, очень даже подходящее имя. Кхм, может немного банальное, но подходящее. Короткий, приятный смех будто бы стрелой разрядил обстановку и напустил тумана. Всё стало просто, как по волшебству.
-Всё верно, а своих клиентов вы решили поискать на кладбище?
В голосе появилась лёгкая ирония. Внезапно вампир исчез с глаз девушки и где-то около десяти секунд не было ничего ни слышно, ни видно. Азазель двигался очень быстро, так быстро, что человеческому взгляду довольно трудно было бы уследить за этим. Блондин возник за спиной Лисы так же внезапно, как и исчез. Одним резким ударом выбивая нож из женской ручки и хватая её за запястье правой руки.
-А я думал всё иначе сложится…
Зловещий шёпот на ушко.

8

Лиса чуть наклонила голову, стараясь не смотреть на Франца. Синие глаза рассматривали землю у её ног, могильные плиты, дерево, траву... Но никак не блондина. Поэтому девушка пропустила его исчезновение, только услышав слова и приподняв взгляд чисто автоматически:
- А где же их ещё искать?
С легкой, но явно фальшивой усмешкой спросила у молодого человека. Но человека ли? Акирона даже замерла от удивления и, собственно, страха, когда нелюдь (а в этом воровка уже и не сомневалась) оказался за её спиной и крепко схватил её за руку. Нож упал, глухо звякнув и утонул в грязной траве.
- Отпустите, уважаемый...
Акира дернулась, пытаясь высвободить руку и, впрочем, саму себя. Это существо начинало представлятся ей как паук - подтягивающее сети, с устами, полными мёда и нектара, а на самом деле - яда... Скорее не паук, а лже-цветок. Который в одно мгновение свернет лепестки и всё - конец.
В данный момент очнулась ворона. Видя, что хозяйка "немного" в беде, как выражалась о богачах пернатая, Ли взмыла в небо и кружа над кладбище негодующе прокаркала:
- Отпусти мою хозяйку! хуже будет!
Потом последовало несколько истинных ругательств на вороньем языке. Не будь Акира в таком положении, она бы досадливо закатила глаза. Ли - птица, что с неё ещё взять?

9

Азазель крепко сжимал девичье запястье. Тонкое, с нежной кожей, под ней билось прекрасное маленькое сердечко. Такое же маленькое билось под скулой и на другом запястье. А самое большое сердце находиться прямо посередине, в груди. Но стук его слышен в левой части. Странная человеческая натура. Лиса продолжила стоять к нему спиной и воспользовавшись этим вампир обвил её талию левой рукой, прижимая её к себе и вдыхая запах лёгкого страха. Коснулся левой груди, медленно её сжимая, ощущая как участилось биение молодого сердца. Нужно было выжить из неё ещё больше эмоций. Например – безнадёжность. Когда ты понимаешь, что уже ничего тебе не поможет и смерть никто не отстрочит. Нет… Так быстро убивать её ему не хотелось. Попугать? Да.
   Назойливая птица.
Вампир погладил девушку по волосам отпуская её руку, коснувшись пышных локонов едва ли. Затем, опустив руку на плечё мягко сжал его и слегка прикусив мочку ушка. Азазель позволил белоснежным клыкам вырасти и клацнул ими так, дабы Лиса даже не видя поняла что в опасной близости от её хрупкой шеи находится пасть чудовища с ужасно острыми зубами.
-Я отпущу тебя. Да, отпущу… Душу невинного ребёнка… На небеса.
Азазель хотел, что бы она думала, что он сумасшедший, безумный. Когда понимаешь что умрёшь от руки безумного, сразу становится очень обидно за себя. Ведь психи не понимают, что они делают. Они просто потеряли здравый смысл и ценность жизни, быть может, тоже. Обидно умирать от руки сумасшедшего.
-Угрожаешь мне? Да, пожалуйста!
Губы искривила очень дикая усмешка. Азазель поднял Лису на руки и пройдя несколько шагов усадил девушку на одно из надгробий. Затем дошёл до того места, куда упал нож. Не спеша его поднял, краем глаза следя за птицей.
-Девочка моя, как ты смотришь на то, что бы я поиграл с твоей птичкой? Кстати, мы же даже не были представлены друг другу. Я Азазель, мой пернатый друг. А тебя как зовут?
Имя «Азазель» жертвы слышали только тогда, когда уже не могли никому его назвать.

10

Самое странное, что было во всём этом - близость, близость смерти и её дыхание, которое холодило кожу на шее. Когда тебя держат, когда сердце оказывается в липкой паутине страха и ужаса, банально хочется, чтобы это закончилось быстрее. Именно из-за этого подсознательного желания, девушка не могла вымолвить ни слова. Язык словно застыл, замерз, не желая слушатся мысленных прикзов.
Лиса - противоречие. И сейчас, чувствуя нарастающую панику, девушка повела себя несколько иначе, чем могла сама бы ожидать. Когда существо посадило её на могильную плиту, Акира резким движением выхватила нож и замерла, крепко захватив рукоятку и направив лезвие в сторону "Франца". Его обращение к вороне напомнило ей о её присутствии.
- Ли, наша компания в постоялом дворе!
Ворона быстро поняла намек, точнее, просьбу. Взмахнув своими черными, блестящими крыльями, она негромко повторила, запоминая:
- Азазель...
И быстро направилась в сторону Комодара, оставляя свою хозяйку наедине с этим странным существом, от которого веяло опасностью...
А Акира чуть выдохнула, продолжая сжимать нож. Даже если она присоединится к тем, кто лежит здесь испокоен веков - имя её убийцы станет известно хотя бы дроу... Запоздалая мысль мелькнула в её голове.
- Не скажу, что душа так уж невинна.
Негромко произнесла она, почему-то уверенная, что Азазель её услышит. Сидеть на холодном камне было неудобно и как-то жутко. Акира встала на плите, а потом согнула ноги в коленях, словно готовясь к прыжку. Лезвие ножа всё ещё смотрела четко в спину вампира.

11

Упустить птичку было обидно. Однако имя это, которое ворона запомнила, и имя Франц не было известно никому. К тому же если ворона даже и сможет его описать, ей никто не поверит. Ведь блондин был очень востребован и любим обществом. Если этих полоумных деревенщин можно было назвать обществом. Аз усмехнулся, с восторгом наблюдая за девушкой. Как она была прекрасна в своём страхе, как восхитительно пахла её кожа. Вампир чуть ли не с обожанием глядел на нежные, женственные черты лица, на молодое тело...
-Ты боишься меня?
Это скорее был вопрос, а не утверждение. Хотя звучало это именно как утверждение, но рассматривалось как вопрос. Стремительно сорвавшись с места, лекарь в два счёта оказался рядом с девушкой. Она была вся напряжена и по этому её действия были надиктованны именно страхом. А значит, они были логичны и интуитивны. В общем предсказуемы. Вампир, чья жизнь была длиннее и который был гораздо сильнее, с лёгкостью успел перехватить руку с ножом. Он вцепился в её нежное, слабое запястье с такой силой, что чуть не сломал Лисе несколько костей. Многострадальное лезвие выпало из руки. Азазель поднял его и приложив небольшое усилие погнул лезвие и отбросил его в сторону, подальше, уже навсегда.
-Кстати, - лёгкая очаровательная улыбка и пристальный взгляд, - я дам тебе право выбора. Ты прекрасна. Что если я предложу тебе вечность? Стать одной из нас или умереть здесь. Не плохая сделка, тебе так не кажется? А может… -улыбка стала невыносимо подлой. – Ты согласишься провести со мной ночь и остаться в живых?
Вся это время блондин сжимал рыжую в стальных, холодных объятьях.

12

Девушка судорожно выдохнула и дернулась, вновь оказавшись в объятиях вампира. Его слова царапали слух, сердце сжалось от дурного предчувствия. Ну не могла она просто так сдаться... Просто не могла. Тогда она была бы не Лисой.
Сделав безуспешную попытку пнуть нелюдь, до девушки стало доходить, что шанс есть. И этот шанс только что был сказан самим её возможным убийцей...
Одна ночь. И всё - тепло продолжает струится по жилам, сердце биться, а теплые ладони согревать замерзшие холодными утрами нос и щеки. Но всё равно... Для Лисы это было низко. Практически прировнятся к куртизанкам... Рыжая вновь сделала попытку освободится.
- Нет у меня гарантии, что я потом останусь жива...
Негромко прошипела она сквозь стиснутые зубы, отчаянно извиваясь и даже, вот оно - отчаяние, пытаясь хватить зубами Азазеля за плечо. Глупо, но что поделаешь... Подавив новый приступ паники, воровка наконец замерла, словно окаменела и уставилась на Франца. Новый выход, какое-то решение не находилось довольно упорно, мысли как будто замерзли... Черт.

13

Азазель хмыкнул и вновь подхватил извивающуюся красавицу на руки. Она так отчаянно билась, что доктор мог сравнить её только с бабочкой, брошенной шаловливым ветром прямо в липкую сердцевину паутины. Аромат крови мгновенно вскружил вампиру голову. Он нёс свой трофей и мило улыбался Лисе. Крепко прижимая её к себе, вампир то пристально всматривался в даль, то переводил влюблённый взгляд на девочку. Они неспешно шли мимо могил и надгробий. Вокруг царила действительно мрачная атмосфера, которая сильно напрягала. Азазель же давно уже ничего не боялся. Лишь мучая людей или убивая их, вампир чувствовал себя живым. Власть над ситуацией была в его холодных руках. Они приближались к памятнику, большому чёрному ангелу с прекрасными крыльями. Рука его уже давно была сбита вандалами, а прекрасные черты стёрло время. Мужчина опустил девушку и прислонил к крылу, которое касалось земли.
-А у тебя, моя прелесть, нет выбора.
Ей нужно было действительно показать, что хочет она или не хочет, Азазель сделает всё равно по-своему. Взяв её нежно за плечё, вампир откинул за спину рыжие волосы. Мягко взяв миниатюрный подбородок в свои длинные пальцы, Аз приподнял личико девушки так, что бы в полной мере насладится её тонкой кожей на шее. Затем он коснулся её горячих губ поцелуем. Какое-то время они стояли так. Жажда становилась с каждой секундой всё более невыносимой. Отстранившись, вампир навис над своей очередной жертвой, готовый в любой момент впиться в её беззащитную шею. Его губы едва ли касаясь тёплой кожи прошлись от подбородка до ключицы. Это был обманный манёвр, что бы через мгновенье острые клыки практически незаметно погрузились в податливую кожу. Азазель следил за каждым вдохом и выдохом Лисы. За каждым взглядом и движением. Слушал биение её сердца. Кровь, насыщенная кислородом хлынула в рот. Обжигая горло не хуже любой медовухи. Вампир на мгновенье прикрыл глаза, испытывая вершину наслажденья. Боли не было. Жертва чувствовала практически тоже самое что и её палач. Вампир через эту кровную связь проник в сознанье девушки и теперь рисовал в её голове разнообразные цветные картинки, полные райских наслаждений. Он действовал как наркотик, он искушал как дьявол, соблазнял и манил. Поглощённая кровь, теперь, начинала двигаться по его венам, оживляя даже самые маленькие из капилляров. Азазель пил медленно, растягивая удовольствие и внимательно следил за состоянием человеческого существа. Что бы она не умерла раньше времени. Аз чувствовал, как от потери крови у неё кружится голова, у него она тоже слегка закружилась. В эту секунду они были близки как никогда. Азу даже удалось увидеть кусочки её прошлого. Но и ей не было закрыто его сознанье. Блондин не убил её. Он ждал пока она не потеряет сознанья.

14

Крупная дрожь практически без перерыва принялась сотрясать тело девушки. При виде памятника Лиса нервно сглотнула и вновь глянула на Франца. Он казался красивым, истинно красивым в этом мраке. Но почему-то именно это заставляло сердце сжиматься не от щемящего чувства любви, а от испуга и приближения чего-то нехорошего. А потом... Акирона даже не поняла смысл действий, смысл сказанной фразы. Поцелуй - неожиданно горячий для такой холодной твари, неожиданно приятный, но одновременно напрягающий каждую мышцу.
Когда вампир наконец заинтересовался шеей, девушка едва было вновь не дернулась, но сдержалась. Всё равно не убежать - подсказывал разум. Подсказывал холодным и неприрекаемым тоном. Но губы мужчины скользнули до ключицы, Лиса с неким облегчением перевела дыхание, наивно полагая, что всё, больше ничего не будет. И тотчас, опровергая это, клыки вонзились в кожу. сначала было не то чтобы очень больно, точнее не особо приятно. Затем в ранке появилось жжение, а всё тело налилось свинцом - ни рукой, ни ногой не было сил двинуть. Судорожно выдохнув, Акира видела быстро пролистываемые слайды - странные картины, сцены... Что-то манило, утягивало сознание в какую-то мутную жижу, но часть рассудка цеплялась за реальность, вытаскивая её вновь... Словно утопающий кораблик. То и дело исчезает в волнах, но вновь выныривает. Последний глоток и пальцы света разжались. Голову вскружило, словно от глотка крепкого напитка, алкоголя, которого Лиса пила один единственный раз в своей жизни. И наступила чернота.

15

В венах теперь стучала дикая, горячая, отчаянная кровь. Азазель вновь знал, что он жив, ощущал настоящее тепло от своих пальцев. Его бледная, будто бы мраморная кожа теперь приобрела другой оттенок. Оттенок белого нежного, даже кремового цвета, а не замогильного, полу синего. Лису какое то время преследовала дрожь и её тело слегка сотрясалось. Оказавшись в объятьях смерти, девушка ослабла и именно в этот момент, когда она, даже не догадываясь, что это конец её жизни, спокойно смотрела сладкие сцены надиктованные ей чужим сознанием. Именно тогда Аз понял, что не хочет этой смерти. Хотя бы не здесь. Не на этом кладбище. Взяв девушку на руки, вампир отправился в свой дом.
-Хм, ну и что мне теперь с тобой делать?
Мужчина подумывал отдать её властям. Там они уже решат, что делать с чертовкой. Она явно была не из местных и слегка заглянув в её прошлое вампир узнал чем промышляла девушка. Экзотично, но не женское это дело кошельки подрезать и засовывать руки в карманы чужих штанов. Для начала её нужно было отнести домой и сделать все, дабы жизнь смертной оказалась вне опасности. Блондин ухмыльнулся и ускорил шаг. Каблуки строгих, чёрных туфель почти не касались дороги. Они передвигались очень быстро и практически бесшумно.
---Дом Франца Де Вильфора

16

- Дом Азазеля.

Ноги вновь принесли девушку на то самое место. Ей двигал разум - ей нужны были те ножи, выброшенные в сторону вампиром. Шла Лиса неспеша, чуть пошатываясь - слабость всё ещё присутствовала. Пнув ногой какой-то мелкий камушек, девушка опустилась на могильную плиту и выдохнула.
Это то самое место. Сомнений быть не может. Вон тот обелиск... Рука непроизвольно дернулась к шее. А вон то дерево... И тотчас, словно отвечая на её мысли, откуда-то послышался сдавленный карк. Изумленно приоткрыв рот, рыжая наблюдала за появлением своей подруги. Та, слабо махая крыльями, опускалась вниз. И вот замерла где-то в метре от импровизированной скамьи.
- Ли?
Ворона устало щелкнула клювом, бочком-бочком, но приблизилась.
- И куда ты исчезла, негодница?
С облегчением спросила воровка, хватая птицу и прижимая её к груди. Черт, она так отвыкла от тепла. И маленькое сердце, что колотилось как бешеное, давало повод для раздумья. Что испытывает Азазель, живя без тепла? Что? Наверняка ему... Плохо. Да это и жизнью нельзя назвать.
Губы Лисы коснулись головы вороны. А она чуть прошептала:
- Так ты не нашла их?
Ворона что-то проборматала - невнятно и пристыженно. Ну, да ладно. Всё обошлось...
Акирона прикрыла глаза. В голове стояла картинка - перекошенное лицо вампира, когда те люди метали в его дом огонь...


Вы здесь » Рестлесс: упадок в логове Грифона » Нарг » Кладбище


Раскрути свой форум! » | Техподдержка © MyBB.su |